Хороший специалист = хороший человек
22.10.2010 13:48
Некогда студенческие стройотряды были приметой времени – молодые улыбчивые люди в брезентовых куртках – с рюкзаками, с неизменной гитарой – под песни и шутки мчали в плацкартах на стройки и предприятия, в совхозы и фермы, чтобы в веселой компании товарищей набираться ума, опыта, практики, принести пользу другим, да и просто подзаработать.
Два десятка лет назад всеобщая идея испарилась, “пахать задарма” вдруг стало унизительно, а брать на работу студента-выпускника без опыта работы – невыгодно. Очутившись за порогом вуза, большинство обладателей дипломов начинали беспомощно озираться в поисках директорского кресла, завидуя редким счастливчикам из числа более удачливых однокашников, а руководители предприятий, озабоченные больше задачей выгнать всех, кого можно и заставить трудиться бесплатно всех остальных, о молодых специалистах как-то и не задумывались.
Но времена снова поменялись, и пресловутый лозунг “кадры решают все!” вдруг больно напомнил о себе фактом, что кто-то все же работать должен. Идея возрождения строй-отрядов ожила, и вот уже первый с начала девяностых отряд из 25 бойцов-студентов СКГМИ отправился работать в Норильск. Зачем? Почему, и главное для чего? На эти вопросы “СО” ответил проректор вуза Олег ГАБАРАЕВ:
– Скажу сразу, попасть в число бойцов первого стройотряда было непросто. Мы отбирали самых достойных, такого конкурса – 40 человек на место! – не бывает даже при поступлении на самые популярные факультеты. Причины такого ажиотажа среди студентов абсолютно понятны: работа в Норильске – прекрасная возможность познакомиться с производством, на котором, возможно, придется работать, а самое главное – показать себя перед потенциальными работодателями. Для молодого человека, который только готовится выйти в “самостоятельное плавание”, это очень важно. Скажу сразу, все 25 бойцов проявили себя с лучшей стороны и фактически обеспечили себе будущее место работы.
– Студенты проработали в “Норильскникельремонте” всего три месяца. Можно ли сказать, что опыт стройотряда их изменил?
– Безусловно. Эти ребята вернулись совершенно другими. Во-первых, изменилось отношение к учебе. Им стало интересно – когда на практике видишь, для чего могут пригодиться те или иные знания, появляется и стимул овладеть ими в полной мере. Стройотрядовцы стали самостоятельнее, активнее, у них перед глазами появилась какая-то конкретная цель. Эти ребята – сплоченный коллектив, который не распался сразу после окончания практики, а продолжает таковым оставаться.
– Вы говорите сейчас больше о человеческих качествах.
– А это главное. Понятия “хороший человек” и “хороший специалист” в последнее время стали стремительно отдаляться друг от друга. Но даже самый высококлассный профессионал, если он никудышный человек, не сможет приносить пользу обществу. Наша же задача как вуза – выпускать молодых людей, достойных во всех отношениях. Трудовая практика для этого в том числе, и существует.
– Наверное, адаптации в новом коллективе, каким бы он ни был, детей должны учить все-таки родители, школа?
– В последние годы мы наблюдаем печальную картину: родители кивают на школы, школы пытаются спихнуть проблемы воспитания молодежи на родителей, а в результате ребенка воспитывает улица. И к моменту поступления в институт или университет вырастает молодой человек, привыкший рассуждать меркантильными категориями: здесь и сейчас. И в стенах любого вуза такой человек пребывает без особой нацеленности на перспективу. Наша молодежь в своем подавляющем большинстве хорошая, здоровая, просто не видит, куда идти. Нет четкой идеологии, идеи. А студенты могли бы быть не сборищем одиночек, а обществом, причем самоуправляемым, но для этого нужны лидеры. Причем настоящие, а не назначенные ректоратом. Стройотряд для этого – идеальная площадка. Там выстраиваются взаимоотношения, выявляются люди, обладающие лидерскими качествами. Получив бесценный опыт работы в коллективе, молодые люди становятся сильнее и морально. Сегодня у многих мерилом успеха и признания обществом является марка автомобиля и жилая площадь домовладения. Работа в том же Норильске – среди чужих людей, вдали от опеки близких – хороший способ оценить такие вечно ценные качества, как: честное отношение к себе и товарищам, умение дружить, прийти на помощь, проявить солидарность, трудолюбие, добросовестность, самостоятельность, смелость принимать решения.
– Выходит, стройотряд – это некая школа жизни?
– Именно так. И в личностном, и в профессиональном планах. Наглядный пример: людей, которые прошли школу стройотрядов, мы можем наблюдать сегодня в руководстве республики.
– Так почему же мы стали возрождать это движение только сейчас?
– Хорошо, что вообще стали. В городах России это движение уже набирает определенный ход. Есть всероссийские конкурсы на участие в самых интересных проектах, лучших предприятиях, и наши стройотрядовцы тоже будут в них участвовать. Не исключено, что мы сможем посылать ребят трудиться на олимпийские объекты в Сочи. Те же предприятия “Норильского никеля” с радостью принимают хорошо зарекомендовавших себя студентов СКГМИ. Наши выпускники и так без особого труда находят работу – в этом году из 927 выпускников более 600 уже трудоустроились по направлениям вуза на разных предприятиях страны – а благодаря участию в стройотрядовском движении география их трудоустройства может стать еще шире.
– Вы говорите так, словно разослать лучших выпускников СКГМИ в другие регионы – главная цель. Выражаясь фигурально: а нам-то самим специалисты достанутся?
– То, что наши выпускники востребованы на лучших предприятиях России – большой плюс для вуза. И то, что осетинские студенты уезжают, добиваются карьерного роста, становятся специалистами – очень хорошо. И при желании ничто не помешает им вернуться и приносить пользу республике. Плохо то, что наши местные предприятия пока не могут тягаться с другими по привлекательности для молодых специалистов. Недавно у нас в вузе работала группа специалистов из Ростова-на-Дону. Они сразу отказались от любой “культурной программы” и все три дня командировки с утра до вечера общались со студентами, подбирая себе кадры для дальнейшего сотрудничества. Выбирали не только по знаниям – искали амбициозных, целеустремленных, коммуникабельных. От наших предприятий мы такого подхода пока еще не видели. Да, около 500 наших выпускников трудятся на “Электроцинке”, около 300 – на “Победите”, почти полторы сотни – в ЮТК. Но сам подход у иногородних рекрутеров уже другой. Там ищут работников на перспективу, готовы вкладывать средства в их устройство, обучение. У нас же пока стараются найти сразу готового спеца, но так не бывает.
– И стройотряды могут изменить ситуацию?
– Могут, в особенности для студентов. По тем самым причинам, о которых мы говорили раньше: если молодой человек еще до выпуска получает возможность попробовать свои силы, получить навык работы в коллективе, овладеть рабочими профессиями (что, кстати, еще никогда никому не помешало), показать себя с лучшей стороны будущему начальству – он уже обретает какую-то почву под ногами. И из стен вуза выходит не в чистое поле, прикрываясь от солнца дипломом, а в уже знакомую среду, где он – свой, нужный, востребованный, знает, что делать, к чему стремиться, как жить.
– Все логично и понятно. А для чего это нужно вам? И ректорату, и вам как человеку?
– Хочется видеть будущее республики надежным: наша молодежь обладает большим потенциалом, в Осетии и за ее пределами наши юноши и девушки это постоянно доказывают. Наша задача – дать им раскрыться, подсказать правильное направление. Помочь стать не только специалистом, но и человеком, научить чувству ответственности за честь своего имени, дома, вуза, Родины. Стать патриотами, если хотите. Только с таким настроем можно развивать экономику, поднимать предприятия, строить государство. А стройотряд – это маленький первый шаг на этом длинном сложном пути.
 

Обмен баннерами

banner2.jpg